Спортивная площадка это объект капитального строительства или нет

1 ответ от юристов на вопрос «Является ли детская площадка объектом капитального строительства?». Спрашивает Ирина Викторовна, город Таганрог, Россия

Спортивная площадка это объект капитального строительства или нет

Спортивная площадка не является объектом недвижимости и не подлежит госрегистрации, поскольку является улучшением земельного участка

Суд отказал ООО в иске о признании права собственности на объекты: спортивную площадку, многофункциональную спортивную площадку, профессиональную площадку для пляжного волейбола и футбола.

Выводы суда: спорные площадки являются капитальными объектами, поскольку имеют строительные конструкции и элементы (монолитные железобетонные основания, либо иные конструкции), неразрывно связанные с землей, следовательно, их перемещение без ущерба их назначению невозможно.

Вместе с тем, спорные объекты представляют собой улучшение земельного участка, на котором они расположены и не являются самостоятельными объектами недвижимого имущества и отдельными объектами гражданского оборота, выполняют обслуживающую функцию по отношению к соответствующему земельному участку, в связи с чем, право собственности в отношении указанных сооружений не подлежит государственной регистрации.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 7 августа 2019 г. по делу N А32-42855/2018

Резолютивная часть постановления объявлена 06 августа 2019 года.
Постановление в полном объеме изготовлено 07 августа 2019 года.
Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Аваряскина В.В., судей Артамкиной Е.В. и Фефеловой И.И., в отсутствие в судебном заседании истца — общества с ограниченной ответственностью «Сочинский оздоровительный комплекс «Спутник» (ИНН 2367001147, ОГРН 1182375006945), ответчика — администрации муниципального образования город Сочи (ИНН 2320037148, ОГРН 1022302934367), третьего лица — Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Краснодарскому краю (ИНН 2309090540, ОГРН 1042304982510), извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, рассмотрев кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Сочинский оздоровительный комплекс «Спутник» на решение Арбитражного суда Краснодарского края от 05.03.2019 (судья Ермолова Н.А.) и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.05.2019 (судьи Еремина О.А., Величко М.Г., Новик В.Л.) по делу N А32-42855/2018, установил следующее.

ООО «Сочинский оздоровительный комплекс «Спутник» (далее — общество) обратилось в арбитражный суд с иском к Департаменту имущественных отношений администрации муниципального образования город Сочи (далее — департамент) о признании права собственности на следующие объекты:

— спортивную площадку (литера СП1) общей площадью 789,6 кв. м;

— многофункциональную спортивную площадку (литера СП2) общей площадью 1139 кв. м;

— профессиональную площадку для пляжного волейбола и футбола (литера СП3) общей площадью 1195,1 кв. м, расположенные по адресу: Краснодарский край, г. Сочи, Новороссийское шоссе, 17/1.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены администрация муниципального образования города Сочи (далее — администрация) и Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Краснодарскому краю (далее — управление).

Определением суда от 28.01.2019 произведена замена ответчика департамента на администрацию.

Решением суда от 05.03.2019, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 27.05.2019, в иске отказано.

Отзывы на кассационную жалобу не поступили.

Общество заявило ходатайство об отложении судебного разбирательства, которое мотивировано необходимостью собирания дополнительных доказательств и невозможностью явки в судебное заседание представителя общества Афанасьева О.С. ввиду его болезни.

Согласно части 4 статьи 158 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) арбитражный суд может отложить судебное разбирательство по ходатайству лица, участвующего в деле, в связи с неявкой в судебное заседание его представителя по уважительной причине.

В силу части 3 статьи 284 Кодекса неявка в судебное заседание суда кассационной инстанции лица, подавшего кассационную жалобу, и других лиц, участвующих в деле, не может служить препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие, если они были надлежащим образом извещены о времени и месте судебного разбирательства.

Кассационная инстанция проверяет законность судебных актов, принятых судами первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в жалобе и возражениях на нее (часть 1 статьи 286 Кодекса).

Следовательно, нормы Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не требуют обязательного присутствия участвующих в деле лиц в суде кассационной инстанции. Общество извещено о времени и месте судебного заседания. Ввиду отсутствия препятствий в рассмотрении кассационной жалобы судебная коллегия отказывает в удовлетворении ходатайства об отложении судебного заседания.

Изучив материалы дела и доводы кассационной жалобы, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что жалоба не подлежит удовлетворению.

Из материалов дела следует и судами установлено, что 12.07.1960 актом государственной приемной комиссии, утвержденным решением исполнительного комитета Сочинского городского совета депутатов трудящихся от 13.07.1960, принят в эксплуатацию международный молодежный туристический лагерь ЦК ВЛКСМ в г. Сочи на р. Агура, состоящий из 2-х спальных корпусов на 300 коек, клуба-столовой, котельной, склада-гаража, инженерных сооружений и спортивных площадок.

Согласно архивной выписке от 13.09.1995 N 1487, в соответствии с распоряжением Советом министров СССР от 17.01.1958 N 86-41 для строительства международного туристского лагеря в г. Сочи на р. Агура 19.02.1958 выделен земельный участок площадью 6 га в долине р. Агура между автомагистралью и берегом моря.

Позднее в 1958-1965 годах к указанному земельному участку присоединены дополнительные площади, что подтверждается архивными выписками от 20.03.200 N 01-06/134, 01-06/135 и 01-06/140.

На основании постановления Бюро Центрального комитета Всесоюзного Ленинского коммунистического союза молодежи от 26.12.1990 N 10/31 система Бюро международного молодежного туризма «Спутник» ЦК ВЛКСМ преобразована в акционерный концерн, на его базе создано АО «Спутник».

В 1992 году на основании постановления администрации Хостинского района города Сочи от 05.11.1992 N 705 зарегистрирован международный туристический центр «Спутник» в качестве дочернего предприятия АО «Спутник».

Постановлением администрации Хостинского района города Сочи от 15.07.1994 N 1057 МТЦ «Спутник» перерегистрировано в Сочинское дочернее предприятие акционерного общества закрытого типа — «Спутник» — международный туристский центр «Спутник».

На основании постановления администрации Хостинского района города Сочи от 19.05.1996 N 467 дочернее предприятие АОЗТ «Спутник» международного туристского центра «Спутник» реорганизовано путем преобразования в ЗАО «Сочинский туристский центр «Спутник».

Читайте также:  Как получить технический план объекта капитального строительства

ЗАО «Спутник», являющийся собственником имущества АОЗТ международного туристского центра «Спутник» 06.04.1998 передало все активы и пассивы по балансу ЗАО «Сочинский туристский центр «Спутник».

Впоследствии ЗАО «Сочинский туристский центр «Спутник» преобразовано в ЗАО «СОК «Спутник», что подтверждается свидетельством о регистрации от 06.08.2004 23 N 002176050, которое в свою очередь переименовано в АО «СОК «Спутник».

ООО «СОК «Спутник» образовано 02.02.2018 в результате реорганизации АО «СОК «Спутник», что подтверждается представленной в материалы дела выпиской из ЕГРЮЛ.

В 2017 году АО «СОК «Спутник» обратилось в управление с заявлениями о государственном кадастровом учете сооружений: спортивной площадки (литера СП1) общей площадью 789,6 кв. м, многофункциональной спортивной площадки (литера СП2) общей площадью 1139 кв. м, профессиональной площадки для пляжного волейбола и футбола (литер СП3) общей площадью 1195,1 кв. м, расположенных по адресу: Краснодарский край, г. Сочи, Новороссийское шоссе, 17/1.

Управление 28.11.2017 приостановило осуществление кадастрового учета данных объектов, ссылаясь на то, что представленные для осуществления кадастрового учета документы не соответствуют требованиям пункта 5 части 1 статьи 26, пункта 7 части 1 статьи 26 Федерального закона от 13.07.2015 N 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости», в частности:

— отсутствуют сведения о кадастровом номере земельного участка, в пределах которого расположены сооружения;

— характерные точки контура сооружений пересекают контур объекта капитального строительства, сооружения с кадастровым номером 23:49:0000000:7286;

— отсутствуют документы, устанавливающие или удостоверяющие право заявителя на сооружения, о кадастровом учете которых представлены заявления.

Сообщениями от 28.02.2018 регистрирующий орган отказал АО «СОК «Спутник» в осуществлении государственного кадастрового учета спорных сооружений.

Полагая, что право собственности на спорные объекты подлежит признанию в судебном порядке, общество обратилось в арбитражный суд с иском.

Отказывая в удовлетворении исковых требований суды верно руководствовались следующим.

Согласно статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — Гражданский кодекс) признание права является одним из способов защиты права.

В силу пункта 2 статьи 218 Гражданского кодекса в случае реорганизации юридического лица право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит к юридическим лицам — правопреемникам реорганизованного юридического лица.

В соответствии с пунктом 1 статьи 234 Гражданского кодекса лицо, не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность). При этом лицо, ссылающееся на давность владения, может присоединить ко времени своего владения все время, в течение которого этим имуществом владел тот, чьим правопреемником это лицо является (пункт 3 статьи 234 Гражданского кодекса).

Из указанной нормы следует, что для приобретения права собственности в силу этого основания необходимо наличие следующих условий: владение должно осуществляться в течение установленного законом времени; владеть имуществом необходимо как своим собственным; владение должно быть добросовестным, открытым и непрерывным.

В соответствии с пунктом 15 совместного постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее — постановление Пленума N 10/22) при разрешении споров, связанных с возникновением права собственности в силу приобретательной давности, судам необходимо учитывать следующее.

Давностное владение является добросовестным, если лицо, получая владение, не знало и не должно, было знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности.

Давностное владение признается открытым, если лицо не скрывает факта нахождения имущества в его владении. Принятие обычных мер по обеспечению сохранности имущества не свидетельствует о сокрытии этого имущества.

Давностное владение признается непрерывным, если оно не прекращалось в течение всего срока приобретательной давности.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 19 постановления Пленума N 10/22, возможность обращения в суд с иском о признании права собственности в силу приобретательной давности вытекает из статей 11 и 12 Гражданского кодекса, согласно которым защита гражданских прав осуществляется судами путем признания права. Поэтому лицо, считающее, что стало собственником имущества в силу приобретательной давности, вправе обратиться в суд с иском о признании за ним права собственности.

В силу статьи 130 Гражданского кодекса и абзаца 3 статьи 1 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» основным критерием отнесения вещи к недвижимости является ее прочная связь с землей, при которой перемещение вещи без несоразмерного ущерба ее назначению невозможно.

В пункте 10 статьи 1 Градостроительного кодекса, определяющей основные понятия, используемые в названном Кодексе, объект капитального строительства обозначен как здание, строение, сооружение, объекты, строительство которых не завершено, за исключением некапитальных строений, сооружений и неотделимых улучшений земельного участка (замощение, покрытие и другие).

Из сопоставления названных норм следует, что понятие капитальности строения, сооружения, относящееся к их техническим признакам, включается в более широкую категорию объектов, прочно связанных с землей, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно. Именно с этими правовыми категориями закон связывает отнесение объекта к недвижимому имуществу, в связи с чем, в каждом конкретном случае, с учетом совокупности всех обстоятельств суд, рассматривающий спор, должен определить, насколько прочно как физически, так и функционально объект связан с земельным участком, на котором располагается, и будет ли сохранено его предназначение при перемещении.

Как следует из технического паспорта спортивная площадка (литера СП1) площадью 789,6 кв. м состоит из бетонного основания с искусственным покрытием.

Согласно техническому паспорту профессиональная площадка для пляжного волейбола и футбола (литера СП3) площадью 1195,1 кв. м состоит из песчаного покрытия.

Согласно техническому паспорту многофункциональная спортивная площадка (литера СП2) площадью 1139 кв. м состоит из резинового покрытия.

В подтверждение капитальности спорных объектов в материалы дела представлено строительно-техническое заключение от 21.01.2019 ГБУ КК «Крайтехинвентаризация-Краевое БТИ».

Согласно заключению эксперта от 21.01.2019 спорные площадки имеют строительные конструкции и элементы (монолитные железобетонные основания, либо иные конструкции), неразрывно связанные с землей, следовательно, их перемещение без ущерба их назначению невозможно.

Оценив представленные доказательства и доводы сторон в порядке статьи 71 Кодекса, суды пришли к верным выводам о том, что спорные объекты представляют собой улучшение земельного участка, на котором они расположены и не являются самостоятельными объектами недвижимого имущества и отдельными объектами гражданского оборота, выполняют обслуживающую функцию по отношению к соответствующему земельному участку, в связи с чем, право собственности в отношении указанных сооружений не подлежит государственной регистрации.

Читайте также:  Фку управление капитального строительства мчс россии инн

Указанные выводы судов истцом не опровергнуты, надлежащих доказательств обратного в дело не представлено.

Иные доводы кассационной жалобы не принимаются кассационным судом, поскольку были проверены и учтены судами при рассмотрении дела и не опровергают выводов судов.

Суды полно и всесторонне исследовали и оценили представленные доказательства, установили имеющие значение для дела фактические обстоятельства, правильно применили нормы права.

Пределы полномочий суда кассационной инстанции регламентируются положениями статей 286 и 287 Кодекса, в соответствии с которыми кассационный суд не обладает процессуальными полномочиями по оценке (переоценке) установленных по делу обстоятельств.

Основания для отмены или изменения решения и постановления по приведенным в кассационной жалобе доводам отсутствуют. Нарушения процессуальных норм, влекущие отмену судебных актов (часть 4 статьи 288 Кодекса), не установлены.

Руководствуясь статьями 274, 284, 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

решение Арбитражного суда Краснодарского края от 05.03.2019 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.05.2019 по делу N А32-42855/2018 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Ростовское УФАС России в текущем месяце рассмотрело несколько дел, в рамках которых поднимался вопрос о том, можно ли считать объектом капитального строительства школьную спортивную площадку . Ряд заказчиков считают, что можно, в связи с чем допускают аналогичные нарушения. Антимонопольный орган отмечает, что в силу п. 10 ст. 1 Градостроительного кодекса РФ под объектом капитального строительства понимается здание, строение, сооружение, объекты , строительство которых не завершено, за исключением некапитальных строений, сооружений и неотделимых улучшений земельного участка (замощение, покрытие и другие).

Является ли детская площадка объектом капитального строительства?

Относится ли строительство детской площадки на муниципальной территории (при обустройстве резинового покрытия на бетонном основании) объектом капитального строительства? Либо детская площадка — это объект благоустройства городских территорий. На какое законодательство можно сослаться. Спасибо.

Ответы на вопрос:

В соответствии с Градостроительным кодексом РФ от 29 декабря 2004 г. N 190-ФЗ ст. 1 п. 10 объект капитального строительства — здание, строение, сооружение, объекты, строительство которых не завершено, за исключением некапитальных строений, сооружений и неотделимых улучшений земельного участка (замощение, покрытие и другие).

ДИП-это элемент благоустройства. Объектом капитального строительства не является.

Согласно п. 36 ст. 1 Градостроительным кодексом РФ понимается деятельность по реализации комплекса мероприятий, установленных правилами благоустройства территории муниципального образования, направленная:

на обеспечение и повышение комфортности условий проживания граждан;

на поддержание и улучшение санитарного и эстетического состояния территории;

Так, под объектом капитального строительства понимается здание, строение, сооружение, объекты , строительство которых не завершено, за исключением временных построек, киосков, навесов и других подобных построек (ст. 1 ГрК РФ). Объектом незавершенного капитального строительства является здание, строение, сооружение, объекты , строительство которых не завершено, за исключением некапитальных строений, сооружений и неотделимых улучшений земельного участка (замощение, покрытие и другие) (п. 10 ст. 1 ГрК РФ). Асфальтовое покрытие. … То есть такая площадка вообще не признается самостоятельным объектом обложения налогом на имущество организаций.

Обустройство спортплощадок нельзя приравнять к возведению объекта капитального строительства

Как указал Верховный Суд, такие работы и их результат следует относить к некапитальным сооружениям и улучшениям земельного участка, заключающимся в приспособлении его для удовлетворения нужд лиц, пользующихся таким участком

По мнению одного эксперта «АГ», в деле подняты достаточно интересные вопросы: всякое ли возведение культурно-спортивного комплекса можно признать возведением капитального объекта, что является объектом капитального строительства и как эта категория соотносится с понятием недвижимого имущества. Другой полагает, что ВС указал, что понятие объекта капитального строительства в Градостроительном кодексе РФ корреспондирует понятию недвижимого имущества, а непредставление разрешения на ввод объекта в эксплуатацию не позволяет подтвердить участнику аукциона его соответствие дополнительным требованиям по наличию опыта исполнения контракта на выполнение работ по строительству капитального объекта.

2 февраля Верховный Суд вынес Определение № 309-ЭС21-16773 по делу № А07-31052/2019 об оспаривании решения антимонопольного органа о соответствии отклоненной заявки участника закупки дополнительным требованиям конкурсной документации, в котором разъяснил тонкости признания сооружений объектами капитального строительства.

В июне 2019 г. Государственный комитет Республики Башкортостан по конкурентной политике опубликовал извещение об электронном аукционе на капремонт местной поликлиники с начальной ценой контракта 14 млн руб. В соответствии с документацией от участника аукциона требовалось представить документы, подтверждающие наличие за последние три года до даты подачи заявки на участие в закупке опыта исполнения одного контракта (договора) на строительство, реконструкцию, капитальный ремонт, снос объекта капстроительства.

По итогам рассмотрения комитет отклонил заявку ООО «Промэлектроснабкомлект» со ссылкой на то, что представленный им договор подряда на выполнение строительно-монтажных работ в двух культурно-спортивных оздоровительных комплексах и поставку необходимых материалов и оборудования не является документом, подтверждающим необходимый опыт, а объекты выполнения работ не являются объектом капстроительства. Свое решение заказчик работ обосновал п. 1 ч. 6 ст. 69 Закона о контрактной системе в сфере закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд (Закон № 44-ФЗ).

7 августа 2019 г., рассмотрев обращение общества, Башкортостанское УФАС России выявило в действиях аукционной комиссии нарушение ч. 7 ст. 69 Закона № 44-ФЗ и выдало предписание об устранении нарушения. Документ был обоснован техническим заключением ООО «Ассоциация судебных экспертов и оценщиков Республики Башкортостан», согласно которому обследованные в ходе визуального внешнего осмотра культурно-оздоровительные комплексы открытого типа, расположенные возле двух образовательных школ, являются объектами капстроительства.

Комитет обжаловал решение УФАС в суд, однако три судебные инстанции отказали в удовлетворении заявленных требований. Они посчитали, что представленный обществом «Промэлектроснабкомплект» договор подтверждал выполнение необходимого вида работ. В связи с этим Государственный комитет Республики Башкортостан по конкурентной политике обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ.

Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отметила, что в рассматриваемом деле соискатель фактически представил договор подряда, который предусматривал покрытие двух земельных участков для обустройства спортивных площадок возле двух образовательных школ и установление на них поставляемого спортивного оборудования. «Вместе с тем суды не учли, что данное техническое заключение не может предрешать вопросы права и правовых последствий оценки доказательств, которые относятся к полномочиям суда. В документации об электронном аукционе в числе прочего предусмотрено представление копии разрешения на ввод объекта капитального строительства в эксплуатацию (за исключением случаев, при которых разрешение на ввод объекта капитального строительства в эксплуатацию не выдается в соответствии с законодательством о градостроительной деятельности)», – отмечено в определении Суда.

Читайте также:  Новатэк управление капитального строительства

Как пояснил ВС, из решения антимонопольного органа и обжалуемых судебных актов не следует, что в отношении предмета договора, копия которого приложена ко второй части заявки обществом, выдавались разрешения на строительство или ввод объекта в эксплуатацию. Судами также не было установлено, что представленный договор подряда непосредственно предусматривал строительство объекта капитального строительства или такие сведения были отражены в акте о приемке законченного строительством объекта приемочной комиссией, который также был приложен к заявке.

«Лицами, участвующими в деле, не были представлены для исследования документы о государственной регистрации недвижимости, в частности сооружений, созданных по результатам обозначенных в договоре подряда работ. Обстоятельства дела, которые, согласно закону, должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами, – указал Суд. – В отсутствие в материалах дела допустимых доказательств, подтверждающих выполнение ООО “Промэлектроснабкомплект” работ по строительству объекта капитального строительства, такие работы и их результат при правильной правовой квалификации следовало отнести к некапитальным сооружениям и улучшениям земельного участка, заключающимся в приспособлении его для удовлетворения нужд лиц, пользующихся участком».

Верховный Суд подчеркнул, что, таким образом, покрытие двух земельных участков для обустройства спортивных площадок и установление на них оборудования не может быть приравнено к строительству объекта капстроительства и подтверждать соответствие участника закупки дополнительным требованиям, в связи с чем он отменил судебные акты нижестоящих инстанций и признал недействительным решение антимонопольного органа.

Партнер юридической фирмы «БИЭЛ» Николай Сапожников напомнил, что ранее Верховный Суд в п. 38 Постановления Пленума от 23 июня 2015 г. № 25 разъяснял, что при разрешении вопроса о признании правомерно строящегося объекта недвижимой вещью (объектом незавершенного строительства) необходимо установить, что на нем, по крайней мере, полностью завершены работы по сооружению фундамента или аналогичные им работы, а замощение земельного участка, не отвечающее признакам сооружения, является его частью и не может быть признано самостоятельной недвижимой вещью. «Однако на практике суды часто сталкиваются с трудностями при отнесении того или иного объекта к недвижимому, капитальному объекту. Поэтому в практике Верховного Суда имеется множество дел, в которых он в целом ориентирует суды на отнесение различных площадок, замощений и полигонов не к самостоятельным объектам недвижимого имущества, а к различного рода улучшениям соответствующего земельного участка (напр., определения ВС РФ от 7 апреля 2016 г. № 310-ЭС15-16638 по делу № А35-8277/2014, от 30 сентября 2015 г. № 303-ЭС15-5520 по делу № А51-12453/2014, от 12 января 2016 г. №18-КГ15-222)», – отметил он.

По словам эксперта, в практике выделяются как «сущностные» признаки объектов, способные относить их в силу природных свойств к недвижимым вещам (наличие самостоятельного функционального назначения, возможность выступать в обороте в качестве самостоятельного объекта, прочная связь с землей, невозможность переместить без соразмерного ущерба), так и «формальные» (наличие документов технического учета, разрешений на строительство, на ввод объекта в эксплуатацию, проектной документации, землеотвода). «В целом сущностные признаки имеют базовое значение. И Верховный Суд отметил, что судами не устанавливалось, что представленный договор подряда, исходя из его содержания, непосредственно предусматривал строительство объекта капитального строительства, что вполне соотносится с приводимой выше практикой высшей инстанции по схожим объектам и не является чем-то новым», – считает Николай Сапожников.

Он добавил, что в рассматриваемом деле данная проблематика поднималась в контексте соблюдения дополнительных требований при заключении контрактов в сфере закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд. «Поэтому Верховный Суд, по сути, основной акцент сделал на формальных признаках и дело на повторное рассмотрение не отправлял. По сути, ВС указал, что понятие объекта капитального строительства в Градостроительном кодексе РФ корреспондирует понятию недвижимого имущества, а с учетом ч. 2 ст. 51 ГрК РФ непредставление разрешения на ввод объекта в эксплуатацию не позволяет подтвердить участнику аукциона его соответствие дополнительным требованиям по наличию опыта исполнения контракта на выполнение работ по строительству капитального объекта», – заключил эксперт.

Директор юридической компании «КОНУС» Алексей Силиванов полагает, что рассматриваемый спор, который непосредственно не относится к строительству и недвижимости, – об оспаривании решения антимонопольного органа по поводу недопуска к аукциону, – поднял достаточно интересные вопросы: всякое ли возведение культурно-спортивного комплекса можно признать возведением капитального объекта, что является объектом капитального строительства и как эта категория соотносится с понятием недвижимого имущества.

«Верховный Суд указал, что понятия недвижимости и объекта капстроительства корреспондируют друг другу. С точки зрения рассматриваемого спора, для того чтобы признать наличие у компании опыта возведения объектов капстроительства, следовало представить доказательства выдачи разрешения на ввод объекта в эксплуатацию и документы о госрегистрации недвижимости. В отсутствие этих документов работы по возведению культурно-спортивного комплекса нельзя признать строительством нужных объектов, так как это могло быть просто замощение земельного участка для обустройства спортивных площадок, установление на них оборудования, в результате чего новый объект недвижимости создан не был», – резюмировал он.

Термин « объект капитального строительства » является специальным понятием градостроительного законодательства, поэтому он не может подменять собой правовую категорию « объект недвижимого имущества», имеющую иную отраслевую принадлежность, объем и содержание (постановление Президиума ВАС Р от 24.09.2013г. № 1160/13). Следовательно, наличие отдельных элементов, обеспечивающих прочную связь объекта с земельным участком, в данном случае наличие фундамента, не является достаточным критерием для отнесения это объекта к объекту капитального строительства .

Источники
  • https://logos-pravo.ru/sportivnaya-ploshchadka-ne-yavlyaetsya-obektom-nedvizhimosti-i-ne-podlezhit-gosregistracii-poskolku
  • https://www.9111.ru/questions/18134166/
  • https://www.advgazeta.ru/novosti/obustroystvo-sportploshchadok-nelzya-priravnyat-k-vozvedeniyu-obekta-kapitalnogo-stroitelstva/

Рейтинг
Загрузка ...