Объект капитального строительства судебная практика

Подборка наиболее важных документов по вопросу Объект капитального строительства нормативно-правовые акты формы статьи консультации экспертов и многое другое.

Квалификация ситуаций с объектами капитального строительства, имеющими признаки самовольной постройки. Часть 2

К МКД достроено пристроенное помещение, являющееся частью нежилого помещения, но не являющееся объектом аренды (в аренду сдается нежилое помещение без пристроя).

Согласие органа МСУ на переустройство МКД не получено, разрешение на строительство пристроя не получено.

Земельный участок под МКД не сформирован.

Квалификация ситуации:

В данном случае пристроенное помещение — недвижимое имущество, обладает признаками самовольной постройки, т. к. возведено в отсутствие разрешений на строительство/ввод в эксплуатацию, в отсутствие права использования земельного участка.

Если объект недвижимости самовольно изменен посредством пристройки к нему дополнительных помещений, право собственника может быть защищено путем признания этого права в отношении всего объекта в реконструированном виде, а не в отношении пристройки.

Рассматривая споры, вытекающие из самовольной реконструкции помещений и строений, следует иметь в виду, что понятие реконструкции дано в п. 14 ст. 1 ГрК РФ. Согласно указанной норме под реконструкцией понимается изменение параметров объекта капитального строительства, его частей (высоты, количества этажей, площади, объема), в том числе надстройка, перестройка, расширение объекта капитального строительства, а также замена и (или) восстановление несущих строительных конструкций объекта капитального строительства, за исключением замены отдельных элементов таких конструкций на аналогичные или иные улучшающие показатели таких конструкций элементы и (или) восстановления указанных элементов.

Реконструкция объектов капитального строительства осуществляется в порядке, установленном ГрК РФ, тогда как возможность перепланировки и переустройства жилого помещения предусмотрена ЖК РФ.

Положения ст. 222 ГК РФ распространяются на самовольную реконструкцию недвижимого имущества, в результате которой возник новый объект ( п. 28 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»), однако не применяются в случае перепланировки, переустройства (переоборудования) жилого помещения.

Перепланировка жилого помещения представляет собой изменение его конфигурации, требующее внесения изменения в технический паспорт жилого помещения ( ч. 2 ст. 25 ЖК РФ). Перепланировка жилых помещений может включать перенос и разборку перегородок, перенос и устройство дверных проемов, разукрупнение или укрупнение многокомнатных квартир, устройство дополнительных кухонь и санузлов, расширение жилой площади за счет вспомогательных помещений, ликвидацию темных кухонь и входов в кухни через квартиры или жилые помещения, устройство или переоборудование существующих тамбуров ( абз. 3 п. 1.7.1 Правил и норм технической эксплуатации жилищного фонда, утвержденных постановлением Госстроя России от 27 сентября 2003 г. N 170).

Переустройство жилого помещения представляет собой установку, замену или перенос инженерных сетей, санитарно-технического, электрического или другого оборудования, требующие внесения изменений в технический паспорт жилого помещения ( ч. 1 ст. 25 ЖК РФ). Переоборудование жилых помещений может включать в себя установку бытовых электроплит взамен газовых плит или кухонных очагов, перенос нагревательных сантехнических и газовых приборов, устройство вновь и переоборудование существующих туалетов, ванных комнат, прокладку новых или замену существующих подводящих и отводящих трубопроводов, электрических сетей и устройств для установки душевых кабин, джакузи, стиральных машин повышенной мощности и других сантехнических и бытовых приборов нового поколения ( абз. 2 п. 1.7.1 Правил и норм технической эксплуатации жилищного фонда).

Однако пристройка к жилому дому либо квартире не является самостоятельным объектом недвижимого имущества. В случае возведения пристройки к уже существующему жилому дому, зарегистрированному на праве собственности за гражданином, следует учитывать, что первоначальный объект права собственности при этом изменяется, а самовольная пристройка не является самостоятельным объектом права собственности.

При возведении жилой пристройки увеличивается общая площадь всего жилого дома, следовательно, изменяется объект права собственности, который отличается от первоначального размерами, планировкой и площадью. Новым объектом собственности является жилой дом либо квартира, включающие самовольно возведенные части.

( Обзор судебной практики по делам, связанным с самовольным строительством (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 19.03.2014))

Учитывая, что в результате самовольного достроя пристроенного помещения к МКД изменились параметры МКД, что является реконструкцией (ст. 1 ГрК РФ), следует считать, что в результате реконструкции нежилого помещения создан новый объект недвижимости, в целом являющийся самовольной постройкой.

Обзор судебной практики по спорным вопросам при осуществлении строительства , реконструкции объектов капитального строительства . Перед изучением Обзора рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением. I.Основные положения об осуществлении строительства и реконструкции объектов капитального строительства . Правом на осуществление строительства и реконструкции объектов капитального строительства обладают субъекты, получившие в установленном градостроительным законодательством Российской Федерации порядке разрешения на строительство .

Объект капитального строительства

Подборка наиболее важных документов по запросу Объект капитального строительства (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Формы документов: Объект капитального строительства

Судебная практика: Объект капитального строительства

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Объект капитального строительства

Путеводитель по судебной практике. Подряд. Общие положения 6.2. Вывод из судебной практики: Отнесение в тексте договора к работам, подлежащим выполнению, любых работ, которые необходимы для достижения качественного результата или прямо предусмотрены для данного вида работ действующими нормативно-техническими актами, означает согласие заказчика на проведение любых дополнительных работ, необходимых для строительства объекта, в пределах цены договора.

Нормативные акты: Объект капитального строительства

«Градостроительный кодекс Российской Федерации» от 29.12.2004 N 190-ФЗ
(ред. от 14.07.2022) 10) объект капитального строительства — здание, строение, сооружение, объекты, строительство которых не завершено (далее — объекты незавершенного строительства), за исключением некапитальных строений, сооружений и неотделимых улучшений земельного участка (замощение, покрытие и другие);

Разрешая спор по существу и удовлетворяя заявленное Комитетом градостроительства администрации г. Ставрополя требование о признании незавершенного строительством объекта размерами 78 x 27 м этажностью 3 — 4 единицы, расположенного по адресу: <…>, самовольной постройкой, суд апелляционной инстанции, рассматривая дело по правилам суда первой инстанции, исходил из того, что возведенный объект капитального строительства по адресу: <…> на арендованных Мусаевым М.З.-о., Мусаевым. … вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других…

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 24.04.2018 N 19-КГ18-2

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.

судей Романовского С.В., Киселева А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Комитета градостроительства администрации г. Ставрополя к Мусаеву Мисирбану Зияддин-оглы, Мусаеву Самандару Зияддин-оглы о признании объекта незавершенного строительства самовольной постройкой и его сносе, по встречному иску Мусаева Мисирбана Зияддин-оглы, Мусаева Самандара Зияддин-оглы к Комитету градостроительства администрации г. Ставрополя о признании права собственности на незавершенный строительством объект, по кассационным жалобам администрации г. Ставрополя и Комитета градостроительства администрации г. Ставрополя на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 14 июля 2017 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., выслушав представителя Комитета градостроительства администрации г. Ставрополя Богатыреву С.А., представителя администрации г. Ставрополя Шафоростова Д.Ю., поддержавших доводы кассационных жалоб, Мусаева М.З.-о., представителя Мусаева С.З.-о. Задорожную Е.Е., возражавших против удовлетворения кассационных жалоб, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Комитет градостроительства администрации г. Ставрополя обратился в суд с иском к Мусаеву М.З.-о., Мусаеву С.З.-о. о признании объекта незавершенного строительства, расположенного по адресу: <. >, самовольной постройкой и его сносе, указав в обоснование заявленных требований, что Мусаевым М.З.-о. и Мусаевым С.З.-о. на 2-х арендуемых земельных участках: общей площадью 1247 кв. м, с кадастровым номером <. >, расположенном по адресу: <. >, и общей площадью 1472 кв. м. с кадастровой номером <. >, расположенном по адресу: <. >, с разрешенным использованием для индивидуального жилищного строительства, самовольно возводится объект капитального строительства, имеющий признаки торгово-офисного здания, без получения разрешительных документов на строительство, с существенными нарушениями градостроительных и строительных норм и правил.

Мусаев М.З.-о. и Мусаев С.З.-о. обратились в суд со встречным иском к Комитету градостроительства администрации г. Ставрополя о признании права собственности на незавершенный строительством объект — жилой дом 51% готовности, количеством этажей 5, общей площадью 4 000 кв. м, расположенный по адресу: <. >, указав в обоснование заявленных требований, что строительство жилого дома произведено на земельном участке, предоставленном в установленном порядке, с получением разрешений на строительство, при осуществлении строительства существенных нарушений градостроительных и строительных норм и правил не допущено.

Решением Промышленного районного суда г. Ставрополя от 17 марта 2015 г. в удовлетворении первоначального иска отказано, встречные исковые требования удовлетворены.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 8 декабря 2015 г. решение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении иска Комитета градостроительства администрации г. Ставрополя к Мусаеву М.З.-о., Мусаеву С.З.-о. о признании объекта незавершенного строительства самовольной постройкой и его сносе отменено в части, превышающей 8% готовности принадлежащих Мусаеву М.З.-о., Мусаеву С.З.-о. объектов недвижимости по <. >.

В данной части по делу принято новое решение, которым незавершенный строительством объект наружными размерами 78 x 27 м, этажностью 3 — 4 единицы, расположенный по адресу: <. >, в части превышающий 8% готовности признан самовольной постройкой, на Мусаева М.З.-о. и Мусаева С.З.-о. возложена обязанность снести самовольную постройку. В остальной части заявленных Комитетом градостроительства администрации г. Ставрополя требований решение суда оставлено без изменения.

Читайте также:  Специалист в области проектирования систем газоснабжения объектов капитального строительства

Решение суда в части удовлетворения встречного иска о признании за Мусаевым М.З.-о., Мусаевым С.З.-о. права собственности на незавершенный строительством объект — жилой дом 51% готовности, количеством этажей 5, общей площадью 4 000 кв. м., расположенной по адресу: <. >, отменено, в данной части вынесено новое решение об отказе в удовлетворении заявленных Мусаевым М.З.-о., Мусаевым С.З.-о. требований.

Постановлением президиума Ставропольского краевого суда от 4 августа 2016 г. апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 8 декабря 2015 г. отменено, дело направлено на новое апелляционное рассмотрение в ином составе судей.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 14 июля 2017 г. решение Промышленного районного суда г. Ставрополя от 17 марта 2015 г. отменено, по делу принято новое решение о признании незавершенного строительством капитального объекта, расположенного по адресу: <. >, <. >, самовольной постройкой, в удовлетворении требований Комитета градостроительства администрации г. Ставрополя о сносе самовольной постройки отказано. В удовлетворении заявленных встречных требований Мусаеву М.З.-о. и Мусаеву С.З.-о. отказано.

В кассационных жалобах Комитетом градостроительства администрации г. Ставрополя и администрацией г. Ставрополя ставится вопрос об их передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены состоявшегося по делу апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 14 июля 2017 г. в части отказа в удовлетворении заявленных Комитетом градостроительства администрации г. Ставрополя требований о сносе самовольной постройки.

В связи с поданными кассационными жалобами на указанное судебное постановление и сомнениями в его законности судьей Верховного Суда Российской Федерации Горшковым В.В. 22 декабря 2017 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки по доводам кассационных жалоб и определением этого же судьи от 19 марта 2018 г. кассационные жалобы администрации г. Ставрополя и Комитета градостроительства администрации г. Ставрополя с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы, обсудив доводы кассационных жалоб, а также возражения на них, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания, предусмотренные законом для удовлетворения кассационных жалоб и отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 14 июля 2017 г. в части отказа в удовлетворении заявленных Комитетом градостроительства администрации г. Ставрополя требований к Мусаеву М.З.-о., Мусаеву С.З.-о. о возложении обязанности в течение 30 дней с даты вступления решения в законную силу за свой счет снести самовольное строение на земельном участке по <. >, <. >.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такого характера нарушения норм материального и процессуального права были допущены судом апелляционной инстанции при рассмотрении данного дела в указанной части.

Разрешая спор по существу и удовлетворяя заявленное Комитетом градостроительства администрации г. Ставрополя требование о признании незавершенного строительством объекта размерами 78 x 27 м этажностью 3 — 4 единицы, расположенного по адресу: <. >, самовольной постройкой, суд апелляционной инстанции, рассматривая дело по правилам суда первой инстанции, исходил из того, что возведенный объект капитального строительства по адресу: <. >на арендованных Мусаевым М.З.-о., Мусаевым С.З.-о. земельных участках, отведенных для индивидуального жилищного строительства, возведен с отклонением от выданных в установленном порядке разрешений на строительство, в связи с чем отсутствует разрешительная документация на фактически возведенный объект, что влечет за собой признание данного объекта самовольной постройкой в силу пункта 1 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Отказывая в удовлетворении требований Комитета градостроительства администрации г. Ставрополя о сносе самовольной постройки, судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского краевого суда, пришла к выводу о пропуске истцом срока исковой давности для обращения в суд с указанными требованиями, о применении последствий которого заявлено ответчиками Мусаевым М.З.-о., Мусаевым С.З.-о.

При этом судебная коллегия исходила из того, что общий срок исковой давности, в том числе по требованиям о сносе самовольных построек, составляет три года.

Кроме того, доказательств, подтверждающих, что при возведении указанного строения нарушены права иных лиц, строение создает угрозу жизни и здоровью граждан, истцом по первоначальному иску не представлено.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что при рассмотрении данного дела существенное нарушение норм материального и процессуального права допущено судом апелляционной инстанции, выразившееся в следующем.

В силу статьи 195 Гражданского кодекса Российской Федерации исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Срок исковой давности по общему правилу составляет три года и начинает течь с того момента, когда истец узнал или должен был узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права (пункт 1 статьи 196, пункт 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Срок исковой давности не может превышать десять лет со дня нарушения права, для защиты которого этот срок установлен, независимо от того, когда истец узнал или должен был узнать о нарушении его права и нарушителе (пункт 2 статьи 196 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено ответчиком, является самостоятельным и достаточным основанием для отказа в иске (пункт 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Между тем, возможность применения исковой давности при рассмотрении требований о сносе самовольной постройки имеет ограничения.

Установленные Гражданским кодексом Российской Федерации правила об исковой давности не подлежат применению в случаях предъявления требования о сносе самовольной постройки, создающей угрозу жизни и здоровью граждан (пункт 22 совместного постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 г. N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»).

Такое ограничение обосновано тем, что предъявление требования о сносе самовольной постройки в данном случае связано не с нарушением гражданского права конкретного лица, а с устранением постоянной угрозы общественным интересам, которую создает сохранение постройки.

По смыслу статей 208 и 304 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность не распространяется на требование о сносе постройки, созданной на земельном участке истца без его согласия, если истец владеет этим земельным участком.

Иск о сносе самовольной постройки, предъявленный в защиту своего права на земельный участок лицом, которое не лишено владения этим участком, следует рассматривать как требование, аналогичное требованию собственника или иного законного владельца об устранении всяких нарушений его прав в отношении принадлежащего ему земельного участка, не связанных с лишением владения. Это требование имеет негаторный характер и в силу абзаца 5 статьи 208 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность на такие требования не распространяется.

Положения, предусмотренные абзацем 5 статьи 208 Гражданского кодекса Российской Федерации, не применяются к искам, не являющимся негаторными (например, к искам об истребовании имущества из чужого незаконного владения) (пункт 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 г. N 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности»).

Таким образом, для разрешения настоящего дела юридически значимым является установление соответствующих обстоятельств, позволяющих определить, по каким основаниям Комитетом градостроительства администрации г. Ставрополя заявлен иск о признании возведенного Мусаевым М.З.-о. и Мусаевым С.З.-о. объекта самовольным строением и его сносе, и согласно установленному определить, подлежит ли удовлетворению заявление данных ответчиков о применении срока исковой давности по требованию истца о сносе объекта самовольного строительства.

Однако такие обстоятельства судебной коллегией при разрешении дела, в нарушение требований Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не устанавливались.

В силу части 1 статьи 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Под обстоятельствами, обосновывающими требования и возражения сторон, понимаются юридические факты, с которыми закон, применяемый по делу, связывает правовые последствия для сторон в делах искового производства.

Для правильного разрешения заявленных Комитетом градостроительства администрации г. Ставрополя требований суду надлежало установить, не является ли иск о сносе самовольной постройки, которая создана без получения согласия собственника земельного участка на строительство, направленным на устранение нарушения права собственности. Поскольку если собственник не лишен владения земельным участком в целом, такой иск рассматривается судами подобно негаторному иску, на который не распространяется исковая давность в силу статьи 208 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Читайте также:  Акт о соответствии построенного реконструированного объекта капитального строительства

Выводов в опровержение заявленной истцом позиции о предъявлении им требований об устранении нарушения права собственности определение суда апелляционной инстанции не содержит.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 25 февраля 2010 г. N 177-О-О, взаимосвязанные положения абзаца пятого статьи 208 Гражданского кодекса Российской Федерации, содержащей перечень требований, на которые не распространяется установленный статьей 196 того же Кодекса общий трехлетний срок исковой давности, и статьями 304 и 305 Гражданского кодекса Российской Федерации направлены на устранение длящихся нарушений прав собственника или иного владельца, не связанных с лишением владения, и в качестве таковых служат реализации предписаний ст. ст. 17 (часть 3), 35, 46 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Между тем, суд апелляционной инстанции при рассмотрении дела не дал какой-либо оценки длящемуся характеру отношений по договору аренды между сторонами.

В определении от 14 июля 2017 г. судебная коллегия Ставропольского краевого суда пришла к выводу о том, что администрация г. Ставрополя, как собственник земельного участка фактически им не владеет, в связи с чем вопрос о правомерности возведения без ее согласия на принадлежащем ей земельном участке объекта недвижимости может быть разрешен либо при рассмотрении виндикационного иска, либо после удовлетворения такого иска. Подобное нарушение права собственника или иного законного владельца земельного участка соединено с лишением владения, и требование о сносе постройки, созданной без согласия истца, может быть предъявлено лишь в пределах срока исковой давности по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения.

С данным выводом суда апелляционной инстанции согласиться нельзя ввиду следующего.

Пунктом 22 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 г. N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» разъяснено, что с иском о сносе самовольной постройки в публичных интересах вправе обратиться прокурор, а также уполномоченные органы в соответствии с федеральным законом. На требование о сносе самовольной постройки, создающей угрозу жизни и здоровью граждан, исковая давность не распространяется.

Требования указанной правовой нормы и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации по ее применению не были учтены судом апелляционной инстанции при рассмотрении дела.

Признавая возведенный ответчиками объект самовольной постройкой, суд апелляционной инстанции не учел, что основания, по которым постройка может быть признана самовольной, являются публично-правовыми. Иск о сносе такой постройки направлен на защиту не только и не столько гражданского права отдельного лица, сколько прав и интересов неопределенного круга лиц.

Предъявление иска о сносе самовольной постройки в данном случае связано не с нарушением гражданского права конкретного лица, а с устранением постоянной угрозы, которую создает сохранение постройки, установленные Гражданским кодексом Российской Федерации правила об исковой давности применению не подлежат.

Согласно статье 222 Гражданского кодекса Российской Федерации самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил. Лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности. Оно не вправе распоряжаться постройкой — продавать, дарить, сдавать в аренду, совершать другие сделки. Самовольная постройка подлежит сносу осуществившим ее лицом либо за его счет, кроме случаев, предусмотренных пунктом 3 этой статьи.

В силу части 1 статьи 51 Градостроительного кодекса Российской Федерации разрешение на строительство представляет собой документ, подтверждающий соответствие проектной документации требованиям градостроительного плана земельного участка или проекту планировки территории и проекту межевания территории (в случае строительства, реконструкции линейных объектов) и дающий застройщику право осуществлять строительство, реконструкцию объектов капитального строительства, за исключением, предусмотренных настоящим Кодексом.

В соответствии с пунктом 2 статьи 51 Градостроительного кодекса Российской Федерации строительство, реконструкция объектов капитального строительства, а также их капитальный ремонт, если при его проведении затрагиваются конструктивные и другие характеристики надежности и безопасности таких объектов, осуществляется на основании разрешения на строительство. Разрешение на строительство — это документ, подтверждающий соответствие проектной документации требованиям градостроительного плана земельного участка и дающий застройщику право осуществлять строительство объекта.

Суд апелляционной инстанции, признавая постройку самовольной, указал, что Мусаевым М.З.-о. на земельном участке, расположенном по адресу: <. >, и Мусаевым С.З.-о. на земельном участке, расположенном по адресу: <. >, арендаторами которых они являются, без получения соответствующего разрешения на строительство и получения положительного заключения государственной экспертизы, самовольно возводится объект недвижимости размерами 78 x 27 м, этажностью 3 — 4 единицы. При возведении строительного объекта допущено нарушение границ земельного участка, этажности возводимого объекта.

При этом судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского краевого суда исходила из того, что земельные участки предоставлялись Мусаеву М.З.-о. и Мусаеву С.З.-о. под строительство индивидуальных жилых домов с высотностью не более трех этажей, нарушение разрешенных параметров допущено ответчиками при строительстве отдельных объектов недвижимости, разрешения на возведение единого объекта недвижимости не выдавалось.

Также суд апелляционной инстанции указал в определении, что возведенный строительный объект соответствует как признакам единого объекта, так и двух различных (самостоятельных) строительных объектов.

Доводы истца по первоначальному иску о том, что Мусаевым М.З.-о., Мусаевым С.З.-о. возводится объект торгово-офисного назначения судом апелляционной инстанции не опровергнуты.

В силу статьи 42 Земельного кодекса Российской Федерации собственники земельных участков и лица, не являющиеся собственниками земельных участков, обязаны соблюдать при использовании земельных участков требования градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных правил, нормативов.

Судом установлено, что земельные участки, расположенные по адресу: <. >, имеют разрешенное использование: для индивидуального жилищного строительства.

Вместе с тем, в процессе судебного разбирательства дела судом апелляционной инстанции целевое назначение и дальнейшее использование указанного спорного строительного объекта в установленном порядке путем, в частности, назначения и производства судебной строительно-технической экспертизы и получения технического заключения не установлены.

Учитывая, что земельные участки предоставлены для индивидуального жилищного строительства двух жилых строений этажностью не более трех этажей, возведением объекта недвижимости размерами 78 x 28 м этажностью 3 — 4 единицы не соблюдено целевое назначение земельного участка.

В материалах дела отсутствует разрешение на строительство объекта недвижимости размерами 78 x 27 м этажностью 3 — 4 единицы, на земельном участке, расположенном по адресу: <. >, равно как и доказательства обращения Мусаева М.З.-о. и Мусаева С.З.-о. в уполномоченный орган с заявлением о разрешении строительства такого строительного объекта, что подтверждает отсутствие попыток к легализации самовольного строения. При этом нахождение указанного строительного объекта в территориальной зоне, отведенной под индивидуальное жилищное строительство, не может свидетельствовать о соблюдении ответчиками целевого назначения земельного участка.

В соответствии с взаимосвязанными положениями подпункта 2 пункта 1 статьи 40 и пункта 1 статьи 41 Земельного кодекса Российской Федерации арендатор земельного участка имеет право возводить жилые, производственные, культурно-бытовые и иные здания, строения, сооружения в соответствии с целевым назначением земельного участка и его разрешенным использованием с соблюдением требований градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных правил, нормативов.

В силу пункта 1 статьи 615 Гражданского кодекса Российской Федерации использование арендованного имущества, в том числе земельного участка, должно осуществляться арендатором в соответствии с условиями договора аренды, а если такие условия в договоре не определены, в соответствии с назначением имущества. При заключении договора аренды собственник должен вполне определенно выразить свою волю на предоставление земельного участка в аренду для возведения строений конкретного типа.

В пункте 26 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 г. N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» разъяснено, что при рассмотрении исков о признании права собственности на самовольную постройку судам следует устанавливать, допущены ли при ее возведении существенные нарушения градостроительных и строительных норм и правил, создает ли такая постройка угрозу жизни и здоровью граждан. Отсутствие разрешения на строительство само по себе не может служить основанием для отказа в иске о признании права собственности на самовольную постройку. При этом необходимо учитывать, предпринимало ли лицо, создавшее самовольную постройку надлежащие меры к ее легализации, в частности к получению разрешения на строительство и/или акта ввода объекта в эксплуатацию, а также правомерно ли отказал уполномоченный орган в выдаче такого разрешения или акта ввода объекта в эксплуатацию. Если иное не установлено законом, иск о признании права собственности на самовольную постройку подлежит удовлетворению при установлении судом того, что единственными признаками самовольной постройки являются отсутствие разрешения на строительство и/или отсутствие акта ввода объекта в эксплуатацию, к получению которых лицо, создавшее самовольную постройку, предпринимало меры. В этом случае суд должен также установить, не нарушает ли сохранение самовольной постройки права и охраняемые законом интересы других лиц и не создает ли угрозу жизни и здоровью граждан.

В соответствии со статьей 49 Градостроительного кодекса Российской Федерации проектная документация объектов капитального строительства и результаты инженерных изысканий, выполненных для подготовки такой проектной документации, подлежат экспертизе и утверждается при наличии положительного заключения государственной экспертизы проектной документации. Предметом экспертизы являются оценка соответствия проектной документации требованиям технических регламентов, в том числе санитарно-эпидемиологическим, экологическим требованиям, государственной охраны объектов культурного наследия, требованиям пожарной, промышленной, ядерной, радиационной и иной безопасности, а также результатам инженерных изысканий, и оценка соответствия результатов инженерных изысканий требованиям технических регламентов.

Читайте также:  Уникальный объект капитального строительства определение

Согласно части 1 статьи 47 Градостроительного кодекса Российской Федерации не допускаются подготовка и реализация проектной документации без выполнения соответствующих инженерных изысканий.

Учитывая приведенные выше нормы права, при разрешении настоящего спора суду надлежало установить, не угрожает ли самовольно возведенная постройка жизни и здоровью граждан, что устанавливается при проведении государственной экспертизы проектной документации, не нарушает ли права третьих лиц, предпринимались ли попытки ее легализации в том виде, в котором она возведена.

Проектная документация на фактически возводимый объект недвижимости, расположенный на земельном участке по адресу: <. >, подлежала государственной экспертизе.

Установлено, что на земельном участке Мусаевым М.З.-о. и Мусаевым С.З.-о. без разрешения на строительство и без проектной документации, прошедшей государственную строительную экспертизу, осуществляются строительные работы по возведению объекта капитального строительства (самовольно возводится объект недвижимости размерами 78 x 27 м, этажностью 3 — 4 единицы). Соответствующая документация, утвержденная в установленном законом порядке, в том числе, заключение государственной экспертизы, на возводимый объект капитального строительства в материалах дела отсутствует.

В нарушение требований действующего законодательства государственная экспертиза проектной документации произведена не была, судом апелляционной инстанции экспертное исследование по вопросам, ответ на которые могла бы дать государственная экспертиза проектной документации, также не назначалось.

Мусаевым М.З.-о. и Мусаевым С.З.-о. возведено самовольное строение с одними техническими характеристиками, а попытка легализации осуществлялась в отношении строения с другими характеристиками.

В обоснование вывода об отказе в удовлетворении требования Комитета градостроительства администрации г. Ставрополя о сносе самовольной постройки суд апелляционной инстанции сослался на заключение проведенной по делу судебной строительно-технической экспертизы от 1 декабря 2014 г. N 66, согласно которому возводимый объект на данной стадии строительства не представляет угрозы для жизни и здоровья граждан.

Между тем, выводов о том, будет ли полностью достроенный объект недвижимости представлять угрозу жизни и здоровью граждан, соответствовать иным требованиям, установленным законом, судебное постановление не содержит.

Таким образом, судом апелляционной инстанции не установлено юридически значимых обстоятельств, свидетельствующих о том, что сохранение самовольной постройки не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц и не создаст угрозу жизни и здоровью граждан в будущем, что свидетельствует о существенном нарушении судом статей 56, 57, 67, 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Отменяя апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 8 декабря 2015 г., суд кассационной инстанции, согласившись с выводами суда апелляционной инстанции о необходимости признания возведенного объекта самовольной постройкой и ее сносе, основанием для отмены данного судебного постановления указал, что постановив решение о сносе самовольной постройки только в части, превышающей 8% готовности, судебная коллегия вышла за пределы заявленных требований, не предложив истцу уточнить основание иска, и не выяснив вопрос возможности приведения спорной постройки в состояние, существовавшее до проведения работ по ее реконструкции (в том числе путем сноса части возведенных конструкций).

В силу части 3 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации указания вышестоящего суда о толковании закона являются обязательными для суда, вновь рассматривающего дело.

Данные требования процессуального закона судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего гражданского дела 14 июля 2017 г. не выполнены, поскольку судебная коллегия Ставропольского краевого суда, рассмотрев вопрос о самовольности возведения строения, решения о полном или частичном сносе возведенных конструкций не приняла.

Согласно пункту 2 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации самовольная постройка подлежит сносу осуществившим ее лицом либо за его счет, кроме случаев, предусмотренных пунктами 3 и 4 настоящей статьи.

По смыслу приведенной правовой нормы в случае признания постройки самовольной суду надлежит определить ее юридическую судьбу, возложив на лицо, создавшее эту постройку, обязанность снести ее, либо признав за ним право собственности на самовольную постройку.

В нарушение приведенных норм материального права суд апелляционной инстанции, признав возведенный Мусаевым М.З.-о., Мусаевым С.З.-о. строительный объект самовольной постройкой, не определил юридическую судьбу этого объекта, отказав как в удовлетворении требований о сносе самовольной постройки, так и требований о признании права собственности на нее.

Пунктом 24 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 г. N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» разъяснено, что по смыслу абзаца второго пункта 2 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации ответчиком по иску о сносе самовольной постройки является лицо, осуществившее самовольное строительство. При создании самовольной постройки с привлечением подрядчиков ответчиком является заказчик как лицо, по заданию которого была осуществлена самовольная постройка.

В случае нахождения самовольной постройки во владении лица, не осуществлявшего самовольного строительства, ответчиком по иску о сносе самовольной постройки является лицо, которое стало бы собственником, если бы постройка не являлась самовольной. Например, в случае отчуждения самовольной постройки — ее приобретатель; при внесении самовольной постройки в качестве вклада в уставный капитал — юридическое лицо, получившее такое имущество; в случае смерти физического лица либо реорганизации юридического лица — лицо, получившее имущество во владение.

Если ответчик, против которого принято решение о сносе самовольной постройки, не осуществлял ее строительство, он вправе обратиться в суд с иском о возмещении убытков к лицу, осуществившему самовольную постройку.

Приведенные разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации при рассмотрении настоящего гражданского дела судом апелляционной инстанции не учтены.

Указав основанием для отмены решения суда первой инстанции, что дело разрешено судом без привлечения к участию в деле Марданова Э.М.-о. заключившего 10 января 2013 г. с Мусаевым М.З.-о. и Мусаевым С.З.-о. предварительный договор на приобретение строящегося объекта, судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского краевого суда определением от 16 июня 2017 г. привлекла Марданова Э.М.-о. к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований.

Вместе с тем, являясь приобретателем самовольной постройки Марданов Э.М.-о. подлежал привлечению к участию в деле в качестве ответчика по иску Комитета градостроительства администрации г. Ставрополя о сносе самовольного строения, расположенного на земельном участке по <. >, что судом апелляционной инстанции не сделано.

В силу статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

Согласно постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 23 «О судебном решении» от 19 декабря 2003 г. решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 — 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Указанные требования процессуального закона и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции соблюдены не были.

С учетом изложенного, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит нужным отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 14 июля 2017 г. в части отказа в удовлетворении заявленных Комитетом градостроительства администрации г. Ставрополя требований о сносе самовольной постройки с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции в данной части.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 14 июля 2017 г. в части отказа в удовлетворении исковых требований Комитета градостроительства администрации г. Ставрополя к Мусаеву М.З.-о., Мусаеву С.З.-о. о возложении обязанности в течение 30 дней с даты вступления решения в законную силу за свой счет снести самовольное строение на земельном участке по проспекту <. >отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции в данной части.

Если для возведения объекта требуется разрешительная документация, то он является объектом капитального строительства и, скорее всего, будет относиться к недвижимости. Если возведение объекта не требует специального разрешения, и его можно переместить без особого ущерба или изменения основных характеристик, то такой объект можно отнести к отделимым улучшениям земельного участка и признать движимым имуществом. … Так, в письме ФНС от 28.08.2019 № БС-4-21/17216@ приведены примеры из судебной практики , в которой движимостью признаны: кабельная линия связи газопровода-отвода; замощение

Источники
  • https://zakon.ru/blog/2019/7/26/kvalifikaciya_situacij_s_obektami_kapitalnogo_stroitelstva_imeyuschimi_priznaki_samovolnoj_postrojki
  • http://www.consultant.ru/law/podborki/obekt_kapitalnogo_stroitelstva/
  • https://legalacts.ru/sud/opredelenie-verkhovnogo-suda-rf-ot-24042018-n-19-kg18-2/

Рейтинг
Загрузка ...